ДОМОЙ ПОШТА ДНЕВНИКОВЫЕ НАДПИСИ Наверное я это плохо, но мне хорошо АРТ Смех сильных или их шутов Мы лишь туман, что застрял в паутине ДЛЯ ГОСТЕЙ



Новогодняя сказка


"Я шлю тебе новогодний привет,
Сердце вынимаю и кладу в пакет
Оно будет биться, биться, колотиться и стучаться
И когда ты получишь письмо
За твоим окном тоже будет темно.
Ты его читай, слова на буквы дробя
Я Л Ю Б Л Ю Т Е Б Я"
Ф. Чистяков


Снег медленно спускался с небес. Ветер немилосердно бил в лицо.

- И в такую погоду мне ехать?! - возмущенно воскликнул уже не молодой мужчина.

- Что поделаешь, Николай, - улыбнулся в бороду старец, сидевший за конторкой, - кроме тебя все равно никто не в состоянии выполнить эту работу.

- Нет, ну почему бы кого помоложе не выбрать. В конце концов, я уже не так молод, чтобы мотаться туда-сюда каждый год. А Петр? Ты бы Ему хоть сказал об этом, - плаксивым голосом попросил мужчина.

Тот, кого назвали Петром, нахмурился.

- Прекрати канючить. Каждый год мы это обсуждаем, но ты же знаешь, это не просто Его каприз. Это конечно игра, но ты в ней главный герой и если, не дай Он, пойдет не так что-то, все из фарса может превратиться в реальность и мы окажемся не в самом выгодном положении. Так что не пудри мне тут мозги, а поезжай, - он покопался в ящике. - Вот ключи от ворот. Сани там уже ждут. Ключи оставишь как обычно.

Николай тяжело вздохнул, взял ключи и удалился.



Никто и не заметил, как это произошло. Зимой быстро смеркается, а тут еще и метель. Они неспеша переходили дорогу. Вдруг скрежет тормозов, удар, боль одна на двоих, звон стекла и тишина. Он стоял по-прежнему на пешеходной зебре и его мозг абсолютно ничего не хотел понимать. Его девушка была только что рядом с ним, а теперь лежала недалеко, всего в десяти метрах, а поодаль машина нежно обняла фонарный столб, который опасно накренился от удара. Но только ведь что они шли и мирно разговаривали, потом сердце бухнуло, пропустило удар и взорвалось болью, как ледяная стрела, пронзающая груд насквозь… И вот теперь он здесь стоит, целый и невредимый, а то, что когда-то он любил, валяется недалеко. Кругом бегают какие-то странные люди, что-то кричат. А он просто стоял и смотрел на кусок плоти, превращенный в фарш мясорубкой жизни. И ничего. Никаких эмоций. Какая-то невидимая часть его валялась там же… Машина была смята до той степени, что сложно даже определить марку, как будто какой-то гигантский ребенок, наигравшись с машинкой, смял ее в руке и выбросил. Тут он заметил, что вся его одежда в чем-то липком и соленом на вкус. Кровь. Ее кровь, вдруг почему-то понял он. Когда-то это было человеком, ходило, любило, говорило, спало, а потом раз и превратилось в никому не нужный хлам - добычу для патологоанатома. А может она еще жива. Хотя нет, люди не могут лежать в такой позе - сложенными пополам. Да еще без головы, он огляделся в поисках вышеозначенного предмета. И нашел… Он держал ее за волосы, а она улыбалась ему, потому что он как раз сказал очередную глупость.

Кто-то тронул его за плечо, сунул под нос какую-то бумажку, куда-то потащил. Все как в тумане. Ее голову по дороге он потерял. Его запихали в бело-синюю машину с маячком и куда-то повезли. Голова начинала работать все лучше. Шофер что-то непрерывно говорил, потом посмотрел внимательно в лицо, улыбнулся и закурил. И марево в голове исчезло, как будто прорвало плотину.

Они шли по дороге. Налетела машина и его девушка погибла, а он остался жив каким-то образом. И даже не задело. Только внутри какая-то пустота.

- С тобой такое впервые, - наконец произнес шофер. - Понимаю… Как тебя зовут?

- Что случилось? Я не понимаю…

- Вас сбила машина. Но ничего, мы почти приехали, потерпи немного и я тебе все объясню. Сейчас нам главное оторваться. Похоже, ты потерял свое имя. Попробуй вспомнить его… А пока я тебя для удобства буду называть… ну скажем Влад.

- Куда оторваться? От кого? Мы разве не в отделение? - он посмотрел на форму шофера.

- Потерпи. Отделение - не отделение, сейчас главное уйти.

Еще около трех часов они крутились по улицам, что парень совсем потерял ориентацию. Наконец он задремал. Ему снились какие-то безумные мозаичные сны, где смешалось все - Аллах, мусульмане, джунгли, ангелы, спускающие с небес. Может он еще бы что-нибудь увидел, но его растолкал шофер. Они находились на огромном поле, утыканном ледяными глыбами. Мороз и тишина вокруг. Впереди стоял дом, вырубленный, наверно в самой большой глыбе льда в мире. Они вошли. Как ни странно, но там было довольно тепло и уютно. Ковры на полу, слабый свет из ледяных кристаллов равномерно рассеивался по помещениям.

- Тебе надо очиститься от этой дряни, - шофер показал на кровь. - Направо по коридору будет ванная, там же и найдешь халат, а одежду кинь в мусорку, все равно она тебе больше не понадобиться. Когда смоешь все, приходи вот в ту комнату, - он показал на зал вдалеке, - я тебя там буду ждать. Там и разберемся что к чему.

Парень послушно поплелся в ванную комнату. Как ни странно, но в комнате ничего не было, что могло бы быть определено как ванна. С потолка свисало что-то похожее на лампу, слева в стене вентиль, а на полу пушистый ковер. Не долго думая, молодой человек разделся, открыл кран и встал под конструкцию на потолке. "Лампа" зажглась, свет медленно потек вниз, скользя по телу, и собрался лужей на ковре. Влад сразу как-то прибодрился, как будто принял что-то тонизирующее, пропала слабость, тело задышало по-новому, мысли текли быстро и четко. На стене действительно висел махровый халат. Влад одел его и вышел босиком по ковру. Свет впитался в ковер и, как только парень закрыл дверь, она плавно растворилась в стене.

В конце коридора открылась почти пустая большая зала. В углу стоял камин изо льда и в нем полыхали ледяные бревна, излучая жар. Шофер усадил его в кресло у камина, подвинул столик с напитками и сел напротив.

- Итак, я слушаю твои вопросы.

- Что вообще происходит, - терпеливо произнес Влад.

- Ну, - озадачено промычал шофер, - Благополучно закончились выборы в США, война в России по-прежнему продолжается…

- Нет. Не вообще. В частности. Вы кто такой? Где я? И почему?

- Это долгая история.

- У меня такое ощущение, что времени у меня много. Ну так как?

- Насчет времени - это ты поспешил с выводами. А звать меня Николай, и можно на "ты". Ты так и не вспомнил своего имени?

Влад нахмурился.

- Что-то не очень… Что-то мешает… - забормотал он.

- Ничего. Позже, думаю, вспомнишь. Пока Владом походишь.

- А другого имени нет? - поморщился парень.

- А что, не нравиться?

- Ага.

- Ничего, переживешь. Так. Я, пожалуй, начну рассказ. Не будем откладывать в долгий ящик - ты умер.

На недоверчивое хмыканье Николай внимание не обратил.

- Да, умер. Случилась авария. Вас обоих сбила машина. Пьяный водитель.

- То есть Вы хотите сказать, что это и есть жизнь после смерти?

- Я не хочу сказать. Ты сам попросил. Но, к сведению, нет, это конечно не жизнь после смерти. После смерти люди обычно попадают в ад или рай. Я просто чуть-чуть постарался, чтобы ты до конца не умер.

- Так кто же Вы такой все-таки?

- Я же сказал - Николай.

- Обычное имя. Мне это ничего не говорит…

- Меня иногда еще называют Святой Николай, - скромно признался спаситель.

- Святой Николай… вот черт! Так Вы Дед Мороз!

- Тише, тише. Не надо так кричать о нечисти. Ну да, как меня только не называли - и Дед мороз, и Морозко, и Санта Клаус, только ты все-таки почти мертвый, поэтому твоей персоной могут заинтересоваться.

- Нда… я так и знал, - с тоской протянул Влад. - А если я не хочу так?

- Ты не удивлен?

- Нет.

- Ладно. Спишем это на твой шок. Ты думаешь, что я тебя просто так спас?

- М-м-м… ну вообще-то… силы добра… силы зла… а почему бы и нет… мимо проходили…

- Ага. Щас. Напрягся и спас ради своего удовольствия, от своего немерянного человеколюбия. Не дождетесь. Все на самом деле просто. Между Добром и Злом установилось сейчас равновесие. Никто не предпринимает попыток перейти к активным действиям. Дело в том, что и та, и другая сторона очень сильно ослабли. Изменились люди, изменилось их отношение к Добру и Злу. Понятия размазались, стали зыбкими и где граница между ними даже не все святые способны определить. Но, чтобы не раскисать, между обоими сторонами идет игра по заранее написанному сценарию. Причем сценарий старый, он повторяется из года в год. Новый год - тоже игра. Наверно помнишь, Снегурочку похитили, а без нее Новый год никак, поэтому спасти ее надо до 12 часов ночи 31 декабря. Все просто.

- Ну а при чем здесь я. Насколько я помню, мертвых там не было.

- Не было, - согласился Дед Мороз. - Но я продолжаю рассказ. Итак, каждый год я выезжаю из Небесной на санях, Петр открывает свои ворота и я еду сюда, в этот дом. Потом спасаю Снегурочку, одариваю подарками особо отличившихся перед Ним и убираюсь обратно к себе.

- То есть Настоящими подарками? Которые приносит Деде Мороз настоящий?

- Естественно. И естественно не всем, как я уже сказал. На всех неба не хватит, - он рассмеялся. - Есть узкий круг людей, которые получают подарки именно от меня, некоторые об этом знают, некоторые - нет. Список людей составляет Сам, - он сделал неуловимое движение рукой и в ней появился свиток. - Здесь в этом году всего 23 человека. Не так много, бывали времена и похуже… бывали и получше, - мечтательно произнес святой. - Да, так вот. Каждый год я прошу заменить меня. Ну сам посуди. Каждый год одно и тоже - это начинает утомлять, да и стар я уже стал для таких забав. Сначала мне это нравилось, а теперь надоело. Но Он ни в какую не соглашается, видимо боится нарушить равновесие не в свою пользу - я то ветеран, а мало ли что эти салаги на моем месте выкинут. Конечно, приятно, что и говорить, но всему есть предел. Поэтому я, на свой страх и риск, занялся самодеятельностью. Ты должен занять мое место. - Я? - Влад зажег сигарету и затянулся.

Дед Мороз принюхался.

- Что это ты куришь??? Откуда у тебя гандж???!!!

- Просто захотелось.

- Как захотелось??!!

- Ну я же мертвый. Если я мертвый, значит возможны чудеса. Просто взял и придумал себе такую сигарету. Не одному же тебе быть тут таким волшебником.

- Как это? Ты не можешь такое сделать! Ты обычный человек, только чуть-чуть мертвый.

- Ну почему же не могу. Если веришь, значит можешь, а я Вам почему-то верю насчет моей мертвости. А заменителем Деда Мороза я быть не хочу.

- Ну ладно. Насчет сигареты - забыли, но по поводу того, чтобы меня заменить, - даже не спорь. Выбора-то теперь у тебя все равно нет.

- Нееее. Я не могу. Я ничего не знаю.

- Ерунда. Все просто. Идешь, раскидываешь всех врагов и приводишь Снегурку сюда. Или ты думаешь, что теперь так просто отделаешься? Сейчас ты должен валяться на шоссе со сломанной шеей. Мне огромного труда стоило сбить со следа этих шакалов Смерти. Кстати Смерть, эта дамочка - любительница острых предметов, тоже уже не одна работает. Слишком много клиентов, завела себе подмогу. Если бы она сама за тобой вышла, ничего бы не получилось. А тебя теперь нет среди живых, но и среди мертвых тоже нет. Ты просто вообще не существуешь. Завис вне времени, вне пространства. Любопытно вообще твое состояние…

- Но я не хочу быть Дедом Морозом. И потом ты лишил меня возможности искупить свои грехи, попасть рай и все такое. Тебя не гложет совесть?

- Мы святые, и совести у нас нет, это только для смертных такая чушь нужна. Мы всегда правы. И видишь ли, ты не можешь отказаться.

- Интересно почему это. Я что, умру еще раз?

- Нет. Ты уже умер. Просто все будет случаться помимо твоей воли.

- А Вы что будете делать?

- А я отдохну… и вообще тебя это не касается. Выполняй свою работу, Дед Мороз. А теперь - адьос.

Николай завертелся вихрем снега, заворошил глаза Владу, а когда тот их продрал, никого уже не было…



До Нового Года оставалось пару дней. Сани несли Влада куда-то на юг, а он закутавшись в шубу, вспоминал все, что произошло с ним за эту неделю. Жесткий ветер бил в лицо, не давая заснуть, луна и звезды, чернозем ночи. Внизу пролетали города, люди. Обычные люди, верящие в чудеса только за деньги. "Когда-то я был среди них, - вдруг подумалось ему. - Любил… да и сейчас люблю, но она погибла, а я сам не знаю, чем я стал. Мечтал, надеялся… Собственно, именно тогда я был счастлив простым незамысловатым счастьем, смотреть на восходящее солнце, на течение реки, на распускающие листья, а теперь грустный человек должен нести счастье и смех тем, кто мне безразличен. И выбора нет. Добро может быть жестоким, вроде сила должна давать свободу, а она взяла меня в плен…"

Ему вспомнилось то, что было дальше. Николай исчез и пора было впадать в панику, когда рука сама взяла посох, оставленный святым, и тут же Влада пронзила боль. Дикая, страшная, как будто сотни ледяных игл вонзились в сердце, душу, разрывая их на части, как он валялся в комнате умирая от боли и вновь воскресая, а проклятая рука не хотела отпускать посох. И тогда он завыл изо всех сил в ледяное твердое небо и ему пришел ответ. Ответ на все незаданные вопросы, на те, что он никогда не задавал и не хотел знать на них ответа. Это и было последней каплей, все чувства вырвались из него на свободу и черная огненная ненависть затопила сознание. Посох расплавился в руке как воск, он тек по пальцам и они горели в расплавленном металле… Очнулся он от холода лежа на льду, занесенный снегом. Ледяного дома больше не существовало, рядом стояли только сани и валялись обломки льда. Но ему этот дом уже и не был нужен, теперь он знал достаточно. Он знал, что силы Добра не обязательно должны быть добрыми и справедливыми, он знал, что это Николай устроил аварию, ибо она не была запланирована, именно поэтому Смерти рядом не оказалось, и главное - он знал, что Ее убил святой. Нужна была чужая кровь, чтобы сбить запах Влада. Да и звали его совсем не Влад. Но отвертеться от работы Деда Мороза не получилось. Зато теперь он вновь мог чувствовать, так как после аварии исчезли все чувства, как будто мороз сковал не только весь мир, но и заморозил душу, а тот всплеск ненависти вывел его из ступора. Теперь он ненавидел, любил, боялся, грустил и вообще испытывал почти все, что испытывает живой человек. Вот только он был мертв. Его в этом весьма убедило отсутствие чувствительности к боли. А вот холод он испытывал по-прежнему. Как-то само собой получилось, что вновь появились жезл и дом. Просто он захотел какие-то атрибуты обычного живого человека и память ему тут же подсказала, что у человека должен быть дом, и, когда он подумал об этом, тут же увидел перед собой огромный ледяной дом, правда не тот, что он недавно разрушил, а такой, о котором он мечтал всю жизнь. И в этом доме на столе лежал жезл. Тогда-то он понял, что от переданной ответственности ему не сбежать.

Прошло несколько дней прежде чем он обжился в доме, разобрался что к чему и что же он из себя представляет. Оказалось, что он превратился в полностью самодостаточную замкнутую систему, любое желание материализовывалось тут же, все вокруг было пропитано Силой, его Силой. Ему не надо было есть, спать, он делал все это потому, что просто это ему нравилось. Жезл же являлся универсальной волшебной палочкой, оружием и еще кучей вещей одновременно. Сани могли превратиться в любое известное средство передвижения - от реактивного самолета или космического корабля до обычных снегоступов, но Влад предпочитал все-таки их классический вид, то есть сани как они есть на самом деле с четырьмя оленями. Единственное, что ему так и не удалось - это вернуть любимую, да оно и понятно, он ожидал этого, она была мертва. От этого внутри было все также пусто и грустно.

В порыве Влад было решил найти экс Деда Мороза и отомстить. Это не составило труда. Благо перемещение в пространстве теперь не было проблемой. Стоило только пожелать. Тот оказался в Голландии. Желание встретиться с Николаем привело его к неприметной двери небольшого дома. Однако Влад решил поступить как классический Санта Клаус. Через трубу проникнуть в дом оказалось очень просто, его засосало туда и вот он уже в гостиной стряхивает пепел из камина с ног. На втором этаже слышалось какое-то сопение, скрип и стоны. Он осторожно поднялся, приоткрыл дверь в комнату и оказался свидетелем потрясающей картины. Его начало тошнить и он, закрыв дверь, плюнул на пол.

- Живите как знаете! Я не судья Вам.

Николай вовсю развлекался с двумя мальчиками, похоже даже еще несовершеннолетними, и даже не заметил незваного гостя, во всяком случае выпученные глаза смотрели насквозь, а алая от напряжения рожа выражала экстаз. Влад вышел из дома, превратил свою синюю шубу в обычную зимнюю куртку и двинул в ближайший бар, чтобы поскорее забыть все, что видел. У него получилось. Так он не напивался давно. Сначала он сидел за стойкой и неспеша потягивал пиво, но его незнакомый в этих краях акцент привлекал к себе внимание еще больше, чем пронизывающая всех посетителей Сила исходящая от него. Она настраивала всех на праздничное настроение и веселье, хотя до Нового Года было еще несколько дней. В баре собрались обычные работяги, решившие отметить скорое наступление Рождества в компании друзей, но постепенно туда заходили обычные прохожие, притянутые каким-то непостижимым уютом создаваемым Владом неосознанно и там и оставались, так что вскоре в баре некуда было яблоку упасть. Причем каждый считал своим долгом угостить за свой счет странного незнакомца, который постепенно косел и начинал что-то лепетать на своем смешном языке. А мороз на улице все крепчал, чувствуя, что его хозяин рядом. Наконец Влад так расчувствовался, что признался, что он никто иной как и.о. Санты, он пообещал каждому присутствующему сделать небольшой презент к Новому Году. В конце концов, вся компания вывалила на улицу, потому что бармену было пора закрывать заведение. Сам же он был так благодарен зашедшему незнакомому гостю, так как именно из-за него в баре был аншлаг, ведь такого наплыва посетителей он не видел давно, если вообще когда-либо, поэтому он непрерывно наливал Владу кружку за кружкой за счет заведения, а закрыв бар присоединился к компании. Они долго бродили по улицам, орали новогодние песни и плясали, пока не вышли к дому, где должен был быть Николай. И тут Влад остановился как вкопанный. Вместо дома стояла ледяная пика, попирающая небо, а внутри, как мухи в янтаре, застыли три фигуры в самых непристойных позах.

- Е-мое, что ж я сделал-то, - вырвалось у него.

И тут он заржал как сумасшедший. Уж больно все это неестественно гротескно выглядело. Люди вокруг постепенно падали от количества выпитого, их организмы отказывались работать с таким количеством алкоголя и бессознательные тела оттаскивали полицейские тенью следовавшие за разгулявшимися горожанами, не решаясь остановить народные массы, и грузили в навал в грузовики. Наконец Владу надоело и он растворился в восходящем солнце, во всяком случае так потом утверждали в полиции те немногие, что остались в сознании до конца гулянки.

Проснувшись, Влад понял, что его безудержно влечет на юг. Что стало с Николаем, он так и не узнал, во всяком случае никакой глыбы льда с вмерзшими людьми в какой-либо стране мира не было. С отвращением побрившись, так как с бородой справиться ему не удалось и за каждую ночь она отрастала до пояса, он решил двигать туда, откуда исходит зов.

Итак, до Нового Года оставалось два дня и он двигался куда-то на юг. Сани сами несли его в одном им известном направлении. Когда Владу все-таки удалось немного задремать, они начали спуск. Огромная заснеженная поляна, на которой стоит обычный деревенский сруб, из трубы валит дым.

Он постучался и вошел. За столом сидела девушка. Волосы цвета вороного крыла, просто уложены назад, черные омуты глаз, длинные ногти, покрытые черным лаком и черное обтягивающее платье, выгодно подчеркивающее фигуру. В общей сложности это производило мрачное впечатление.

- Здравствуй, Николай.

- Добрый день, красивая незнакомка.

Она поморщила носик.

- Что значит - незнакомка?

- Ну, ну, не все так мрачно… Кстати мрачновато у Вас тут как-то, праздник все-таки. С Новым Годом!!! - вдруг неожиданно заорал во всю глотку Влад и стукнул жезлом по полу.

Изба расцвела разноцветными огнями, в углу появилась елка.

- Не дурачься, - вновь поморщилась девушка.

За окном завыли волки. Она небрежно отмахнулась как от мухи и все вновь стало бесцветным.

- Каждый год нормально приходил, а в этот совсем что ли с катушек съехал, - она извлекла из воздуха сигарету.

- Простите, девушка, но я Вас в первый раз вижу. Может на "ты" перейдем?

- Вот блин. Ты нормально разговаривать будешь?! Дурак что ли совсем?

- Нет. На оба вопроса.

- Ну хорошо. Хочешь, - дурачься. Придется включиться. Меня зовут - Баба Яга.

Влад недоверчиво улыбнулся.

- Это та, что костяная нога? Непохожа.

- Сам ты урод. В зеркало посмотрись. Вот черт, сижу тут и время теряю из-за какого-то полудурка-деда. Морозко называется.

- Ну и что, - ему начало надоедать, что его постоянно обзывают. - Хочу и дурачусь. Это мой праздник. Давай о деле.

- Ну вот наконец-то. Надеюсь ты помнишь, что было в прошлом году… зачем нам каждый год одно и тоже повторять… хотя кое-что я бы повторила, что было в прошлом… это было незабываемо.

- Слушай, а может сначала, что обычно повторим? - с тоской в голосе протянул Влад. - Может за нами наблюдают.

- Да кто может наблюдать… Хотя с вашей стороны все возможно. Ну хорошо, уговорил. Итак, Дед, я предлагаю… мы предлагаем тебе сотрудничество. Ты переходишь на нашу сторону, мы тебе Снегурку отдадим… представляешь, вся сливовым вареньем политая, лежит такая… неужели отказался бы.

Влад задумчиво вперил взгляд в потолок, вспоминая вкус сливового варенья.

- Да конечно отказался бы.

- Да ты что. Зачем тебе все это. Мы же Сила, а вместе будем еще сильнее. А Снегурку мы тебе новую слепим, лучше прежней будет. - Мне та нужна. - Да забей. Помнишь, как мы вместе куролесили в былые времена. И зачем ты на их сторону переметнулся. Помнишь, как нам было хорошо вдвоем… тебя тогда звали Морозко и ты брал подарки с этих глупых смертных, а если они не клали их под елку, то ты их убивал… очень изобретательно… золотое время.

- Нет. Это мое последнее слово.

- Жаль. Ты сильно сдал последнее время, видимо стареешь. А мне показалось, что в последний раз ты почти согласился… во всяком случае ты очень убедительно говоришь в постели… тогда давай хоть продолжим встречу в спальне.

- Нет.

- Как нет? - опешила она.

- Во-первых, мне не нравиться, когда меня называют дураком, во-вторых, ты не в моем вкусе - не люблю брюнеток, питаю слабость к рыжеволосым и в-третьих, я не Николай.

- То есть…

- То и есть. Не Николай я, меня Влад зовут.

- А где Николай?

- Ничего глупее спросить не могла? Я откуда знаю, не сторож я ему. Последний раз я видел его вмерзшим в льдину.

- А как же... как так… ты вообще кто.

- Я его И.О. Во всяком случае он мне так сказал.

- А правила игры? Ты их знаешь?

- Какие правила? Я предпочитаю игры без правил. Тут действуют только мои правила.

- Но равновесие… вот черт, черт, черт. Все рухнуть может. Надо срочно сообщить вышестоящим. Они должны все прекратить немедленно! - она посмотрела на сигарету, - и дай наконец прикурить!

- Пожалуйста, - пожал плечами Влад и подал кристалл.

Она взяла, покрутила в руках и поднесла к сигарете… Раздался дикий крик.

- Идиот! Это же лед!!!

Послышалось потрескивание, она начала медленно превращаться в ледяную статую.

- Не надо никому сообщать. Здесь только мои правила.

- А-а-а-а!!!!

- Да. Прощай, бейби, - Влад осторожно толкнул девушку и та, медленно накренившись, рухнула на пол, рассыпавшись на миллионы льдинок.

- Извини. Но ты мне совсем не понравилась.

Сани вновь поднялись вверх и полетели куда-то. В полете прошел день. Наступил последний день, 31 декабря. Впереди показались горы.

Сани неспеша снизились около небольшого входа в пещеру и остановились. Когда Влад с них след, они растворились в воздухе. Похоже они сделали свое дело. Да он и сам чувствовал, что развязка близко. Из пещеры пахнуло теплом. Он подобрал посох, мешок и вошел вовнутрь.

Долго ли, коротко ли был его путь, он и сам не знал. Время текло незаметно, может прошло полчаса, может вечность. Он углублялся в недра Земли и наконец вышел в громадную пещеру, освещенную неровным зловещим красным светом. Посреди змеилась трещина, где плескалась река алого света, а на другой стороне прыгали какие-то существа ростом с десятилетнего ребенка, только все в черной шерсти, с рогами и трезубцами в руках. "Черти, - сразу понял новоиспеченный Дед Мороз, - Ну-ну, посмотрим на что они способны".

- О!! Кто к нам пожаловал! - запищали с той стороны.

- Отдайте мне Снегурочку и я вам ничего не сделаю.

Раздалось хихиканье.

- Интересно, интересно посмотреть, что ты сделаешь! Дед Мороз, Дед Мороз, борода из ваты, ты подарки нам принес, пидорас горбатый?!

Влад направил жезл на огонь и тот начал медленно застывать, превращаясь в мостик.

- Да у него мешок есть! - возбужденно пищали оттуда. - Там подарки! Дед, а что в мешке?!

Влад наконец оказался на другой стороне, а черти сгрудились в кучку впереди.

- Ну что, мелюзга. Если вы о подарках, то они у Деда Мороза в мешке.

- Фу! Фу! Какая пошлость!!

- Что "фу", на всех хватит! Уйдите с дороги.

- И не подумаем.

- Жаль мне вас. Хиленькие такие, а лезете.

- Хиленькие?!

- Ну потом не говорите, что я вас не предупреждал.

Влад вскинул жезл вверх, с десяток молний с треском заплескались по пещере, хлестая чертей. В их телах появлялись здоровенные сосульки, пронзающие грудь насквозь. Но вот буря утихла.

- Тоже неплохо, - пробормотал Влад.

- Да он из убил!! - закричали уцелевшие. - Это нечестно! Николай, это не по правилам!!! Ты чего?!

- Я не Николай и правила тут только одни - мои. У меня неограниченно количество жизней и оружия, а вы умираете с первого попадания. Как в хорошей компьютерной игре.

- Да он правда не Николай! - воскликнул один чертенок и исчез, оставив только слабый хлопок.

- Ну что? Уберетесь с дороги?

Оставшиеся попятились. Жезл вновь прыгнул вверх и все рухнули как подкошенные.

- Я же предупреждал. Но что-то слишком легко. Пора и тяжелой артиллерии появиться.

И тут включились внутренние часы. До полуночи оставалось два часа. Влад ринулся дальше. Узкий проход, поворот направо, бегом до следующего выхода из коридора. Жара становилась невыносимой. Опять пещера, забитая на этот раз мрачной растительностью - черные лианы, полузасохшие листья. На краю каменистой осыпи стоял человек скрестив руки на груди.

- Ну здравствуй, Влад.

Дед Мороз вздрогнул.

- Да, я знаю тебя. Ты тот, кого Николай назначил своим преемником.

Тени за спиной незнакомца зашевелились.

- Спокойно, спокойно, - кинул он через плечо. - Все еще может быть перемениться.

- Видишь, - обратился он вновь к Владу, - за тобой пришла сама костлявая. Еще никто не уходил он нее. Николай слишком высокого мнения о своей силе и переоценил тебя.

Влад крепче сжал посох и облизал мгновенно пересохшие губы.

- Но ты не волнуйся. Мы можем еще все изменить. Перейди на нашу сторону, мы отдадим тебе снегурку, сможешь жить по-прежнему…

- Нет, - прохрипел Влад.

- Зря, зря. Ты же видишь, Силы Добра подставили тебя. Николай обманул тебя. Нарушил все мыслимые и немыслимые правила. А ты задумывался насколько Силы Добра добры, насколько сильно они пекутся о душах людей? Ведь "Силы Добра" и "Силы Зла" - это всего лишь названия, штампы, а они давно уже не соответствуют действительности. Посмотри, сколько горя приносят на Землю эти так называемые Силы Добра. Погибла твоя любимая девушка, погиб ты. И это только малая часть. А мы хотим сделать людей счастливыми. Все эти черные мессы, жертвоприношения, сатанисты - все, что приходит тебе в голову и ассоциируется со Злом не есть реальность. Сейчас другое время, другие методы. Да, когда-то это было актуально, но мы всего лишь всегда только отвечали на выпады и никогда не затевали войны. Вспомни святую инквизицию. Ведь все ее действия были с благословения наместника бога на земле, помазанника божьего. Нам приходилось отвечать на агрессию с их стороны и защищать свой дом от захватчиков. Помнишь, сам бог определил мое место жительства, а потом напал. Даже сейчас мы не думаем победить Небесную, мы всего лишь хотим, чтобы они не вмешивались в наши дела. И если ты перейдешь на нашу сторону, то мы не выиграем эту войну, а всего лишь битву. Но нам достаточно и этого, на некоторое время они забудут о нашем существовании. Присоединяйся…

- Нет, - вновь выдавил из себя Влад. - Возможно я совершаю ошибку, но я совершаю ее осознано. Я не верю ни вам, ни им.

- Что ж. Мне очень жаль тебя, но мне придется тебя убить до конца.

- Нет.

- Возьми его. Он глуп.

В тени блеснула сталь. Темное пятно потекло вперед. Влад направил на него посох, клякса приостановилась, видимо задумалась, а потом резко рванула вперед. Деда Мороза мгновенно накрыла тень, острые когти, как крючья из металла, вошли в тело вырывая куски плоти. Брызнула кровь заливая синюю шубу. Тень пыталась добраться до сердца.

- Не-е-е-т! - взревел Влад в свод, вскинув руки вверх.

Раны затянулись коркой льда, изо рта вырвалось облачко снежинок. Тень отпрянула и растворилась в одном из камней.

- Я знаю, кто ты. Но даже ты меня не остановишь.

Посох вновь проявился в руке.

- Ты ошибаешься. Это все мое. Ты не побьешь меня на моем же поле.

Влад вскинул посох. Ничего не происходило.

- Неужели ты думаешь, что эта бирюлька может мне что-нибудь сделать. Я же сказал, это мое царство.

Посох задрожал, покрылся трещинами и осыпал осколками Влада, оставляя кровавые следы на лице. Тот покачнулся.

- Я не убью тебя сразу. Сначала я покажу тебе то, от чего ты отказался, а потом вырву твое сердце и ты станешь моим вечным слугой.

Влад развязал мешок.

- Что ты хочешь? - заинтересовался падший ангел. - Мне подарки.

- Да. Это тебе, малыш, новогодняя шняжка, - Дед Мороз выдернул из мешка мишуру и запустил ей в Князя Тьмы.

Та, шурша, окутала его, вспыхнула огнем, но мишуры все равно не уменьшалось, все больше и больше ее крутилось вокруг фигуры. Князь замер, пылая как факел.

- Может я тебя и не переиграю, но я могу свести к ничьей - просто остановить тебя. Поле твое - но время мое.

До Нового Года оставались считанные минуты. Влад побежал сквозь заросли. На поляне стоял столб, к которому была прикована за руки девушка. Цепи врезались в запястья, она была без сознания. Наготу прикрывала только повязка на поясе и мешок на голове. Влад на мгновение отвел взгляд, но время поджимало. Он подошел к столбу, набрал побольше воздуха в легкие и дунул на цепи. Те заискрились инеем и начали лопаться. Влад подхватил падающую девушку, осторожно опустил на свою расстеленную шубу и стянул мешок…

- Ты… - только и вздохнул он.

Девушка застонала и приоткрыла глаза.

- Я знала, что ты придешь, милый, - прошептала она, обнимая за шею.

Влад вытянул свиток с именами и развернул его, чтобы посмотреть кому нужны подарки. Лист был чист.

- Я очень боялась. Они говорили, что я больше тебя никогда не увижу, но я верила.

Он осторожно обнял ее и поцеловал.

- Все хорошо…

Черты ее лица потекли… Или ему только показалось?


- Это всего лишь сказка, поэтому оставим их наедине. И все-таки, Николай, сволочь же ты. Три месяца штрафных работ с грешниками тебе не повредит.

А Они жили долго и счастливо, потому что умерли в один день… и до сих пор живут, ведь Смерти теперь до них не добраться.


04.01.2001 - 19.02.2001
Москва


Dmitry Andreev © 2001 - 2004
Design by DA
DA бай БУМ